?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оглашая послание, Меркушкин заявил, что больше не будет терпеть, а «будет резать куски»

Воскрешение Меркушкина

Вернулся. Он действительно вернулся. Его уже отправляли на заслуженный отдых. А он вернулся. Осунувшийся после болезни, несколько постаревший, но по-прежнему бодрый, уверенный в себе и обворожительно косноязычный. Он долго держался на оперно-балетной сцене и даже некоторое время удивлял недоброжелателей отсутствием обилия анекдотических оговорок и скандальных откровений. Но, когда ближе к финалу более чем трёхчасового послания (хотя обещали только два часа) Николай Иванович стал всё чаще отходить от бумажки, вновь явился настоящий Меркушкин. Колоритный постсоветский персонаж, сотканный из Хрущёва, Брежнева, Черномырдина, Салтыкова-Щедрина, Сорокина, Пригова, Райкина и Жванецкого. Впрочем, главной интригой совпавшего со 110-ой годовщиной Леонида Ильича выступления было не его содержание, а сам его факт. Его исполнение. И Меркушкин, посрамив всех своих антропологических противников, доказал, что он по-прежнему удал и неостановим. Закончить речь Меркушкину было гораздо тяжелее, чем её начать.

Академический театр оперы и балета был заполнен почти до отказа. Почти. Началось «Послание губернатора Самарской области о положении в Самарской области и об основных направлениях её развития» с бравурного видеоролика о выдающихся достижениях команды губернатора за последние четыре года. И о предстоящих свершениях. Показалось даже, что это оптимистический реквием, прощание губернатора с землёй самарской. Поэтому ни слова о коррупции, криминальных потрясениях, Госфинконтроле, Гришине и его Рублёвке.

Но не тут-то было. После ролика на сцену Николай Меркушкин едва ли не вспорхнул на зависть зловредному Макларену, циничному Даллесу и иже с ними.

И бодро, легко, как дед Щукарь, начал губернатор зачитывать своё послание. И не отчёт, и не вполне разбор, и вроде не совсем установка на рабочем совещании. Послание, одним словом.

2016 год – самый трудный, начал Меркушкин. Обвальное падение цен на нефть, международное положение. Сократились доходы людей и бюджета. Пришлось биться за каждый рубль. Но всё, тем не менее, в области выросло, росло и растёт. И рекордный урожай за 20 лет. А по подсолнечнику абсолютный рекорд Самарской области.

Но волнует, патетично заметил губернатор, один вопрос. И задал депутатам и чиновникам два вопроса. Будем ли мы независимой страной? И кем мы будем вообще?

Нефтянка, как профессионал сказал глава региона, является ключевым. Так и сказал. Мы, то есть они, члены команды созидания, команды губернатора, сделали для нефтяников столько, сколько не сделано за 20 лет. И будем делать всё, чтобы у нас нефтяникам было комфортно, как нигде.

А вот с Газпромом всё не так хорошо. Неудобно говорить про Мордовию, заскромничал Меркушкин, но в Мордовии нет долгов перед газовиками. А Самарская область должна Газпрому 16 миллиардов рублей. Про вредителя Аллена Даллеса губернатор в понедельник не сказал ни слова. Никаких планов Даллеса. Зато упомянул принцип Миллера. Принцип Миллера вместо плана Даллеса. Так вот, принцип Миллера гласит: «Есть долги – ничего не проси». В зале даже не засмеялись.

Потом руководитель губернии, творец ручного управления и вождь партхозактива порадовался успехам АвтоВАЗа. Выходит из кризиса болезный. И продаст в этом году, может быть, столько же или даже чуть больше, чем в абсолютно провальном прошлом году. Да и ТОР с 50-летием АвтоВАЗа должны вывести Тольятти из того места, в котором он сейчас находится.

Ещё больше призвал гордиться Меркушкин космодромом «Восточным», откуда взлетела самарская ракета. «Здесь что не бери – всё самарское», - признался губернатору человек с космодрома. Поздравление в адрес генерального директора РКЦ «Прогресс» Кирилина, правда, повисло в воздухе. Но затем, после неловкой паузы, утонуло в аплодисментах. Все невольно вспомнили про «миллиардное дело» дочери гендиректора и г-на Тюлевина. Кстати, Тюлевин тоже был в понедельник в оперном театре.

Для будущих побед в космосе надо начинать не с 5-го класса, как думал Николай Иванович раньше, а с детского сада, как думает он сейчас. И очень много значит для губернии химический кластер.

А ещё отвратительно в Самаре ремонтируют и строят дороги. Отвратительно. Иван Иванович Пивкин кивает на город. Город тоже на кого-то кивает. А дороги плохие. Платить за плохую работу Меркушкин больше не будет. Не будет и всё! И кто-то ответит. И с кем-то расстанемся. Минтранс должен быть с городом заодно. Или, вернее, наоборот. Но с колодцами беда. И с бордюрами. Позор. Не будем платить.

Олег Борисович! В городе всё ещё работают самостийно, как раньше. А мы, Николай Иванович, можем любое кадровое решение принять.

Мы должны не пивцо попивать, а двинуть технический прогресс. Это я по-старому говорю, уточнил губернатор. И тут, отойдя ещё дальше от бумажки, выдал первый идиоматчиеский шедевр. Мы должны работать в единой команде. Кто в Казань, а кто куда. Поговорка есть такая, заверил подчинённую публику глава региона.

Наконец-то поправили демографическую ситуацию. Стали больше рожать и меньше умирать. Ещё тенденцию не переломили, но прирост за счёт миграции.

Ту неделю Меркушкин много разговаривал с врачами. Запустим новый кардиоцентр, и нас узнают полмира. Про спорт читать не буду. Про спорт сами прочитаете.

И тут все снова узнали прежнего, красноречивого начальника. Говоря о недопустимости социальных выплат чиновникам с зарплатой в 90 тысяч рублей, Меркушкин внезапно заявил: «Если всем серьгам по сестрам, то никаких средств не хватит». И верно, если всем серьгам да ещё по сестрам – это что же такое будет тогда?..

Захотелось отметить губернатору, и он отметил, что наши парады известны всей стране и даже дальше. А ещё ему удалось вывести власть из финансово-промышленных групп. Это удалось. Но это ещё не всё. Надо двигаться дальше. Говорить одно, делать другое – это мы терпеть не можем, предупредил Николай Иванович Олега Борисовича. И выразил крайнее недовольство большими расходами на чиновничий аппарат в Самаре. По его словам, в областной столице они должны составлять порядка миллиарда рублей, в то время как сейчас превышают два миллиарда рублей.

Да, когда Николай Иванович отвлекался от заранее напечатанного текста, он вновь становился самим собой: заговаривающимся, оговаривающимся, непоколебимо путающимся в словах, карнавально эрудированным и потрясающе инкогерентным, условно говоря. Иногда даже слишком явственно вспоминались персонажи Райкина, Жванецкого и Романа Карцева.

Никакой пересказ не заменит дословной речи нашего героя. Читатель ждёт уж рифмы «розы», на, вот, возьми её скорей! «Засекин» тоже не изменяет своей традиции и предлагает вам упоительный финальный аккорд пятого послания Николая чудотворца Меркушкина самаритянам. Перед вами буквальная стенограмма последних пятнадцати минут речи воскресшего для ораторского триумфа губернатора.

«Если мы каждый, каждый, каждый свою задачу не увидит, для себя не определит, конечно, будет, достойно мы не подготовимся. Мы должны сделать всё, чтобы у нас к этому времени город преобразился. Везде всё убрать, вычистить, каждое предприятие. Я хочу сказать и городу. И мы будем проходить с газетой, с телевидением, со всеми. Какое предприятие не было. И будем похабить. Похабить и говорить, что здесь ни лечить нельзя, ни учить нельзя. Ну, услуги какие-то другие оказывать нельзя, потому что здесь абсолютно бескультурные люди. Мы так будем поступать. Я вам гарантию даю. Александр Борисович. Во! Аплодисментов почему-то мало. О! Александр Борисович Фетисов. Он теперь отвечает, как вице-губернатор, за подготовку. Надо весь этот круг вопросов. И этот, и другой. У нас год этот будет, ну, он сверхособый. Семнадцатый год. Столько нам надо сделать работы. Столько работы! И если мы выйдем все, мы сделаем Самару такой, которой будем потом долго, долго, все жители, гордиться. Если о нас будут говорить там за рубежом, писать то, что сейчас некоторые наши недоброжелатели, недоброжелатели, недоброжелатели там подкидывают туда, никогда наши внуки и правнуки, и даже праправнуки нам не простят. Скажут: дали им исторический шанс. Больше такого, чтобы на весь мир так много показывали, больше такого шанса никогда у Самары не будет. И если поколение это не использовало, нам никто не простит, потому что они точно будут умнее, грамотнее, культурнее. Внуки, правнуки. Они поймут, что надо будет жить, конкурировать и любой ценой на этой земле удержаться. И о нас они будут говорить так, как мне эти два человека сказали, назвали, кто мы такие. Я думаю, если подобрать вам несколько слов, вы попадёте, как они нас назвали. И если ещё за рубежом нас публично так будут называть, это мы можем сколько угодно, что угодно говорить. Но когда на эту смотришь, когда даже вон в больнице Середавина отремонтирован по модернизации. И я знаю, как ремонтировались по модернизации в другом месте. И какой уровень. И вот сейчас министр здравоохранения России была и сказала: я хочу привести туда всех министров, ну, или всех министров России. Регионов всех. Как там по модернизации ремонтировали и готовили все помещения. А у нас по Середавина идёшь, в одном месте дыра, потому что простым пластиком сделали самым дешёвым. В другом месте на стене дыра. Каталка не идёт, потому что там плитка так положена. Лифты скрипят еле-еле, так скрипят, что мёртвого разбудят. И ведь это всё кто-то делал. И делал совсем недавно. Пять, семь лет назад.

Я хотел и к бизнесу обратиться самарскому. Ну, пора посмотреть на всё по другому. Пора делать вещи. Если будет тяжело, за эти вещи люди простят. Не сделаешь, может беда такая постучать в твою дверь. Может слишком тяжёлой, может оказаться жизнь, тяжёлой. Делай для общества, для людей. Делай. Вкладывай в свой родной край. Иначе никаким за рубежом и ни чем не закроешься. Это тоже не простые слова. Тоже не простые слова. Потому что, когда мы говорим о деньгах, когда денег и сюда не хватает, и сюда, и сюда. И в том числе по проектам. Мы готовы на любых условиях, и частно-государственное партнёрство, и так далее. И тогда мы можем получить свои имена и Струковых, и Шихобаловых, и фон Вакано, и так далее, и так далее. Которых не только то поколение и наше поколение помнит и в пример приводит.

Ну, тут правоохранительная система. Я там выражаю благодарность и нашему ФСБ вот за последние вещи, и ГУВД. Значит, у нас в целом преступность тоже, там скажем, в некой мере в определённые рамки начинает, ну, беспредельная потихонечку уходит, где, может, если не считать вот эти громкие преступления, значит. Тема тут ЖКХ тоже подробно. Ну, времени уже много. Значит, прочитаете, а кому надо, тот точно прочитает. Я сейчас там в завершение, завершать буду. Значит, и на этом будем считать, что послание закончено. Оно получилось большим.

Задачи, стоящие перед нами, продиктованы очень жёсткими вызовами времени. Я думаю, абсолютное большинство здесь сидящих это понимают. Время трудное. Очень трудное. Вы видите, что снова очередные эти на наших спортсменов, значит, накаты, там биатлонисты, лыжники и так далее, и так далее. А там, кто знает, может, на всю Олимпиаду зимнюю сочинскую  там и так далее. Не просто. И это тоже не просто так делается. С нас пытаются куски отрывать, что мы не цивилизованная страна, что мы как раз те, которые украсить свой город не могут, да? К Рождеству и Новому году. Ну, условно я называю. И много-много других составляющих, которые работают на их мельницу. А когда тебя пытаются отсюда, отсюда, отсюда, да?, то получается совсем плохо. Хоть я уже вначале говорил, что президент и не только президент, делается всё для того, чтобы наносное, надуманное максимально, значит, не допускать. Значит, и я уверен, что у них то, чего они хотят, не получится, но, тем не менее, сложностей и внутренних ресурсов, которые мы должны вовлечь для того, чтобы быть сильными, без этого мы точно из этого состояния не выйдем. Нас будут давить, давить и давить. Мы должны по-настоящему стать сильными. Мы должны понимать, ведь те самолёты, которые летают, особенно самарцы, мы же знаем, когда они были сделаны. И поставь сегодня эту задачу «Авиакору», сделает он новый? И если сделает, то когда? И сделает ли вообще? И не только «Авиакору». Но именно в трудное время открывается образ будущего и двигаться к нему можно только, опережая время. Только решая амбициозные задачи. Только амбициозные. Это единственный путь к тому, чтобы Самарская область не оказалась на обочине развития. Чтобы она была привлекательной, а люди здесь всегда жили достойно.

Предстоящий год особый. Работать придётся в сложных финансовых и экономических условиях. Я уже говорил об этом. В нестабильной международной обстановке и, естественно, та же цена на нефть, она чуть лучше, но она пока далеко не та, которая у нас была до этого. Нам предстоит завершить основную работу по подготовке к чемпионату мира по футболу. Я тоже об этом говорил, это огромная работа. Чемпионат – это не просто задача, это исторический шанс. Ещё раз повторяю, исторический шанс. Если мы его не используем, то, я как уже говорил, потомки нам не простят. Не простят. Особую роль здесь должны сыграть наши элиты. В самом широком понимании слова. Элиты. Мы должны понять, ведь есть у нас и люди, которые, много людей,  немного, а есть люди, которые думают по-другому. После первого послания двенадцатого года я получил тысячи писем. И в большей половине из них, знаете, что было написано? Я хочу прямо сказать, я думаю, сейчас уже по истечении этих четырёх лет никто не обидится. Николай Иванович, для того, чтобы выполнить, что вы сказали, вы должны были всех, кто сидел в зале, всех отправить в отставку. В зале. Может быть, и всех. Далеко не всех! Далеко не всех. Значит, и я когда приходил, я говорил: я пришёл не для того, чтобы революции делать, и там всё сразу всех в отставку и так далее, и так далее. Нет. Но роль элит в этом смысле, ещё раз хочу сказать, огромна.

Если мы не встанем на те рельсы, если мы будем совсем о другом, будем думать, у нас ничего не будет, не получится. И, понятно, тогда придётся куски резать. Резать. И придётся резать. Не так, как это делалось последние четыре года. Более решительно и более оперативно. И, конечно, особая ответственность ложится во всём, что я сказал, на органы власти. Мы будем делать всё, чтобы повысить эффективность власти. Я хотел всем членам правительства, вице-губернаторам сказать, что сегодняшний разговор такой последний. Слишком много у меня фактов разных, которые в том числе делаются за моей спиной. Слишком. Скоро с отдельными из вас будут и объяснения, и разговоры, и будет ясность, как дальше работать и работать ли вообще.

Конечно, очень важна позиция наших депутатов. Депутатов в Госдуме. Мы рассчитываем на вас. На вас. И на Совет Федерации. Значит, на вашу активную позицию. На мой взгляд, сформирован очень дееспособный корпус депутатский там. Вы способны на очень многое. И если вы будете на острие, и если будете активно работать, то можете огромную пользу принести области.

Депутаты нашей Губернской думы. Там, конечно, люди, в основном мы вместе шли на выборы. И я тоже надеюсь, что мы не очередные бумаги будем писать и будем считать, что написанная очередная бумага – это наша работа. Что мы должны делать максимально, заниматься живым делом. Живым делом. Реальным живым делом. И делать так, чтобы это дело успешно реализовывалось.

Дорогие товарищи! В предстоящем году предстоит нам много сделать. И она этот год потребует максимального напряжения сил и ответственности. Этого от нас ждут жители Самарской области, диктует и время. И я уверен, что мы точно справимся, если мы будем едины. Если интересы дела для каждого будут всегда превыше всего. Успехов вам. Здоровья. Удачи, дорогие друзья! Мира, добра и счастья в новом году!».

Подготовил Лев Городецкий

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow